Размышления Капитана Очевидность об изменениях в природе и роли денег

Денег всегда не хватает. Все мы знаем, что деньги — это специфический товар, который служит универсальным эквивалентом при обмене. Более того, денежный оборот позволяет разнести обмен ценностей во времени и пространстве

Глобальная экономика как закрытая система

С того момента, как экономика глобализовалась, она превратилась в закрытую систему. На сегодняший момент еще сохраняется разность потенциалов, в первую очередь за счет неудовлетворенного спроса и уровня потребления, отличающегося от уровня потребления «золотого миллиарда».

Но в целом, экономическая система стала закрытой системой. Национальные системы, включенные в ВТО и другие наднациональные объединения, толкаются к снижению потенциальных барьеров для товаров, услуг, рабочей силы и капиталов.

Но что же тогда ждет экономику? Второе начало термодинамики, гласящее, что в закрытой системе изменения энтропии всегда больше нуля, т.е. уровень хаоса непрерывно увеличивается. Значит ли это, что экономику ждет «тепловая смерть»? В ее современном варианте — безусловно. И деньги Геззеля, направленные на ускорение оборачиваемости денег, здесь не помогут.

Подобную проблему обсуждали физики, в отношении вселенной. Их подходы разделились на две «школы»: первая, исходя из того, что вселенная — закрытая система утверждали, что тепловая смерть вселенной неизбежна; вторая, утверждала, что тепловая смерть вселеной не грозит, т.к. вселенная находится в поле тяготения. Кто из них прав, нам при жизни узнать не суждено, но вооружимся физическими аналогиями, для наших рассуждений.

Если экономика не находится в в каком-либо действующем на нее поле, то глобализация неизбежно рано или поздно приводит к ее разрушению вследствие неумолимого роста энтропии. Если экономика находится в каком-либо поле, то есть шанс и закономерное направление ее изменения, которое обуславливается природой этого поля.

Что может рассматриваться как поле, создающее непрерывную разность потенциалов в экономике, создающее градиент напряжения?

На мой взгляд, это поле — социальная иерархия, врожденная инстинктивная потребность в доминировании и определении своего места в обществе. Поскольку эта потребность унаследована от наших стадных предков и относится к уровню бессознательного — она постоянно воспроизводится и создает непрерывное напряжение и толкает человека к активным действиям, чтобы маркировать свой социальный статус.

Идея социального равенства — утопична сама по себе, так как противоречит инстинктивной потребности в доминировании. Человеку важно не быть равным, а иметь незакрытой возможность движения по социальной иерархии, не как исключение, а как нормальный, стандартный социальный механизм. Переход к капиталистической формации эту задачу решил — деньги стали основным механизмом маркирования социального положения индивида.

Сегодня место в обществе (по крайней мере — прозападном) маркируется уровнем потребления. Деньги обеспечивают скорость удовлетворения материальных потребностей. Чем больше у человека денег, тем быстрее он может удовлетворить свои материальные потребности.

 

Деньги как информационный ресурс

Сегодня деньги перестали быть товаром вообще. Сегодняшние деньги не привязаны ни к какому реальному обеспечению. Фактически фиатные деньги, которыми мы все сегодня пользумся превратились в числовую информацию, количественную характеристику, не имеющую «физического значения».

Сегодня деньги, как наличные, так и безналичные, — это в первую очередь информация о покупательской способности субъекта.

Не спешите приветствовать меня криками: «Зравствуйте, Капитан Очевидность!»

Мы с вами живем в потребительском обществе. Ибо только в потребительском обществе фиатные деньги обладают той ценностью, к которой мы сегодня привыкли и которую воспринимаем как само собой разумеющеющуюся.

Давайте посмотрим, на чем держится эта наша уверенность? Если внимательно изучить этот вопрос, то ответ для многих окажется шокирующим — на вере. На общей вере, что эти бумажки с циферками имеют ценность.

Современные деньги не обеспечены ничем, кроме возможностей государства по принуждению к их использованию. Когда-то деньги представляли собой реальную ценность: меха, скот, металл. Они обеспечивались предметами, которые могли быть использованы в быту или быть обменены с учетом их реальной «физической» ценности. Потом они стали формально обеспечиваться реальными ценностями. Сейчас деньги не обеспечены ничем. Вообще ничем.

Деньги, как инструмент оценки полезности

Итак, объединим два постулата:

  • экономика, в той стадии развития, в которой она сейчас находится, управлятся инстинктом доминирования, проявляющимся через доступность (читай- скорость) потребительских благ.
  • деньги — не товар, а информация о покупательной способности индивида.

Таким образом, деньги выступают инструментом регулирования места в обществе, увеличивая или уменьшая скорость удовлетворения потребностей в потребительских благах, делая их более или менее доступными.

Тогда денежное довольствие становится универсальным измерителем полезности индивида — тот индивид, который приносит большую пользу обществу должен иметь большую скорость удовлетворения материальных потребностей.

С другой стороны, выбирая между разными способами удовлетворения потребительских ценностей, каждый человек в экономической системе дает субъективную оценку полезности приобретаемого товара. Создает конкуренцию между способами удовлетворения — между товарами и их производителями. Этакий универсальный механизм оценки полезности товаропроизводителя, который действительно работает на потребительских рынках.

При таком сдвиге взгляда на сущность денег, возникает другой механизм обеспечения денежной массы. Не товары обеспечивают деньги, а сумма потребностей населения проживающего на территории страны, региона и т.п.

Именно сумма потребностей и социальная оценка приемлемой скорости удовлетворения для различных уровней иерархии — это обеспечение покупательной способности денег.

В этом случае, нет никаких проблем с эмиссией. Эмиссия привязана к численности населения и социальной иерархии (бедные, богатые, средний класс). Увеличивая денежное довольствие той или иной профессии мы получаем сдвиг скорости удовлетворения потребностей и оценку полезности.

Если посмотреть под таким углом зрения, все наши мантры о важности учителей и врачей — пустой звук. Посмотрите на размер их денежного содержания. Этот механизм уже работает, но без теоретического обоснования.

С этой же точки зрения, обретает смысл гарантированного обеспечения минимального стандарта жизни: еда, питье, одежда, убежище. Этим должны быть обеспечены все участники популяции.

Есть, например, такой пример.

Вопросы, на которые пока нет ответа

Практическое применение этого взгляда, не вызывает значительных проблем. Но есть ряд вопросов, на которые у меня пока нет ответа.

 

Как измерить сумму потребностей?

Дело в том, что потребности различны между собой. Как сравнить потребность в пище и потребность в Мерседесе? Что взять за «молярную массу» потребности.

Один из возможных вариантов: взять за основу расчета единицы потребности ее энергоемкость.

Как встроить эту систему в глобальную экономику?

Сегодня вся глобальная экономика привязана к доллару. Нравится нам это или не нравится.

Сегодня США — «самая полезная страна», что лично у меня вызывает сомнения.

Если бы мировая торговля «откатилась» к бартерной схеме — проблем бы не возникало: внутренние денежные системы могут быть любыми.

Но и здесь возможным решением может быть энергоемкость обмениваемой продукции.

 Энерго-деньги как вариант решения

В конечном итоге в мировой торговле, привязка мировых валют к энергопотенциалу экономик — вполне себе перспективный вариант.

Пример для размышления здесь.


2 мысли о “Размышления Капитана Очевидность об изменениях в природе и роли денег”

Добавить комментарий