«Никогда не говори: Я знаю» и ограниченность нашего (рационального) знания» Перевод материалов блога Эли Шрагенхайма

Последний пост, опубликованный в своем блоге, Эли Шрагенхайм посвятил разбору одного из столпов Теории ограничений — «никогда не говори: Я знаю». Для меня в этом материале есть еще один важный момент: это акцент на использовании прогнозов и прогнозирования.

Я сам в начале практики внедрения решений ТОС по управлению запасами сделал эту ошибку: исходил из того, что при применении ТОС прогнозирование не нужно. Практика показала, что это опасный и ошибочный подход, но только в материалах Эли Шрагенхайма я нашел разъяснение границ применения и формы прогнозирования, используемый в Теории ограничений.

Между предыдущими постами, посвященными шести вопросам, и этим постом Эли опубликовал еще один материал, написанный в соавторстве с Шоши Рейтером (Shoshi Reiter) и посвященный применению ТОС к управлению образовательными учреждениями. Я его перевел, но не публиковал. Если этот материал представляет интерес — пишите в комментариях, опубликую.

Как обычно, картинка из поста автора и ссылка на оригинал.

Ваш Дмитрий Егоров

ТучаИзПостаЗнаюНеЗнаю

Эта «туча» описывает общий конфликт жизни в ограниченности нашего знания. Голдратт сформулировал остроумную сентенцию «Никогда не говори Я Знаю», чтобы направить нас на постоянный поиск сигналов, ставящих под сомнение наше текущее понимание, и, таким образом, подготовиться к следующему скачку эффективности.  Проблема в том, что признание ограниченности нашего знания может вызвать паралич, стараясь не делать ничего из того, что мы не должны и, конечно, не принимать никаких решений за пределами нашей «зоны комфорта».   Действия только внутри зоны комфорта – это широко распространенное компромиссное решение конфликта.

Мне повезло тесно сотрудничать с доктором Голдраттом, включая не очень приятные, но чрезвычайно вдохновляющий опыт  ответов «я не знаю» на поставленные вопросы.  Он злился, заставляя меня формулировать, какова известная мне частичная информация и как она может привести нас к наилучшему из возможных ответов. Голдратт считал, что единственная причина полного отсутствия знания – это отсутствие интереса.  Когда вы чем-то интересуетесь, вы можете заметить определенные эффекты, которые логически ведут к определенным заключениям, хотя и не полностью надежным. Этот опыт привел меня к понимаю сделующего утверждения:

Никогда не говори: Я ничего не знаю

Это понимание – еще более острый парадокс, чем сформулированный выше конфликт. Как мы можем одновременно знать и не знать?

Мое решение парадокса сфокусировано на принятии решений и основано на признании широкого влияния неопределенности, оно признает две части нашего знания: часть, в которой мы верим, что мы «обоснованно знаем», и часть, в которой мы знаем, что мы не знаем.  Новый элемент, который мы должны добавить для решения обоих конфликтов, это понятие «обоснованно», описывающие, что по нашему мнению мы знаем с определенной долей надежности, признавая тот факт, что в некоторых редких случаях мы ошибаемся.

Оценка нашего обоснованного знания значительно конкретнее, когда мы можем предсказать, что является обоснованно[i] НЕ верным. Давайте рассмотрим несколько примеров.

  1. Две спортивные команды. Команда А до сих пор выиграла 10 раз, проиграла 0. Команда В к настоящему времени проиграла 10 раз, выиграла 0. Кто победит?
    • Мы можем допустить, что возможность выигрыша В разумно не обоснованно.
    • Если возможна ничья (как в футболе), то ничья может рассматриваться как вполне разумно обоснованная.
    • Мы также можем оценить, какие результаты не являются разумно обоснованными. Например, если пример из баскетбола, то результат 100:0 разумно не обоснован. Кто-то более информированный может даже утверждать, что победа с перевесом в 60 очков или больше – не разумно обоснована. Эта оценка того, какие результаты – разумно не обоснованны, оставляет достаточно большое пространство для того, что является разумно обоснованным, что дает нам разумно обоснованные границы того, чего мы не знаем!
  2. Предсказание темпа роста экономики.
    • Все текущее знание, основанное на прошлом и понимании рынков, позволяет очертить, какие темпы разумно обоснованно являются слишком высокими, а также, какие темпы обоснованно являются слишком низкими. Это определяет разброс разумно обоснованных результатов, внутри которого мы не знаем, что произойдет.
  3. Назначение нового руководителя уровня С.
    • Мы хотим назначить кого-то, кто не потерпит неудачу! Это значит, что критерием выбора будет являться тот факт, что неудача такого назначения рассматривается как разумно не обоснованная.   Может случиться, что мы отказали кандидату, если мы разумно оценили как потенциально могущего достичь большего, но также могущего потерпеть неудачу, приводящую к серьезному ущербу.

Даже понимая, что не разумно не является истинным, мы по прежнему признаем факт, что в некоторых, сравнительно редких случаях, наше разумно обоснованное знание является ошибочным.

Границы того, что мы знаем, что мы не знаем, включают в себя все события, про которые мы разумно обоснованно думаем, что они произойдут, но не знаем какое точно.   Это в том числе границы неопределенности, видимые с нашей точки зрения. Я определяют неопределенность, как все чего я не знаю.   Процесс принятия решения должен очень серьезно рассматривать любой потенциальный исход, которых лежит в границах того, чего мы не знаем, и оценивать степень потенциальных выгод и ущерба для всех этих результатов.

Существует восприятие, что TOC против прогнозирования продаж и прогнозировать продажи не нужно. Я ставлю под сомнение это восприятие.

Основная проблема прогнозирования – это базовое непонимание того, какая информация должна передаваться с помощью прогнозов.  Нам совершено точно нужны прогнозы продаж, чтобы ответить, какой уровень продаж не является разумно обоснованным, таким образом, мы можем подготовиться к диапазону возможного разумно обоснованного спроса.

Предположим, что целевой уровень запасов, в соответствии с решением пополнения по ТОС для продукта А составляет 100 единиц. Текущий остаток «на руках» — 30, и два заказа находятся в пути: один на 40 единиц, другой на 30 единиц.

Управление буфером показывает, что ваш запас на руках находится в КРАСНОМ.  Это значит, что мы предполагаем, что разумно обоснованно спрос в следующий день-два может превысить 30 единиц. Следовательно, мы должны начать экспедировать следующий заказ. Однако, вероятность того, что завтра спрос превысит 140 единиц рассматривается как не обоснованная! Этот прогноз, который мы используем в ТОС – предсказание, что за период обычного времени реакции спрос не превысит целевой уровень!

Предположим, что вы слышите слух, что главный конкурент собирается в течение трех-четырех дней закрыть свой бизнес.  Это «слух», а не достоверный факт, но как часто у вас были достоверные факты, которые могли иметь значительное влияние, когда вы принимали критически важные решения? Предположим, что вы считаете этот слух «разумным» и, если он реализуется, то спрос на ваши продукты начнет расти.

Будете ли вы предпринимать какие-либо действия основанные на прогнозе, который основан на слухе?

Я точно знаю, что я – буду, может быть очень осторожно, чтобы не причинить слишком большого ущерба от избытка запасов, если спрос совсем не увеличится, потому что слух может быть ложным.

В этом суть жизни в неопределенности, обладая лишь частичным знанием и не знанием.  Нам необходимо принимать решения, которые не нанесут нам слишком большого ущерба и в большинстве случаев принесут значительные выгоды.

 

[i] В тексте используется термин «reasonable/unreasonable», который может переводится как «разумно/неразумно», «обоснованно/не обоснованно», «рационально/не рационально». В зависимости от контекста и построения фразы я эти термины использую как синонимы. – прим. переводчика


Добавить комментарий