«Между обоснованным сомнением и обоснованным разбросом» Перевод материалов блога Эли Шрагенхайма

На этой неделе Эли Шрагенхайм в своем блоге опубликовал материал, по поводу которого у меня нет своего мнения. Я никогда на эту тему не размышлял и, честно скажу, не до конца его понял. Но я чувствую себя обязанным, раз уж взялся, не фильтровать, а доносить до русскоязычного читателя материалы без личной цензуры. Может быть кому-нибудь это будет полезным.

Как обычно, картинка из поста автора и ссылка на оригинал.

Ваш Дмитрий Егоров

Justice concept. Gavel, golden scales and books in the library

Понятие «Обоснованное сомнение» является ключевой концепцией в системе правосудия. Судопроизводство – это типичный процесс принятия решений в условиях неопределенности, имеющих драматические последствия как для человека, так и для всего общества. Сущность идеи в том, чтобы минимизировать количество случаев, когда будут наказаны невинные люди, а виновные избегут наказания.

На мой взгляд, это один из примеров, когда компромисс является наилучшим решением конфликта! У меня нет другого решения для внутреннего конфликта, присущего задаче сокращения преступности и одновременного обеспечения справедливости для каждого человека.

Базовая предпосылка, которую мы хотели бы, но не можем, поставить под сомнение: «Никогда не говори – я знаю». Голдратт сформулировал ее (был ли он первым???), и она определенно применима для судей и присяжных, которые должны вынести решение.

В управлении уровень драматичности последствий обычно значительно ниже. Очень немногие решения могут вызвать ущерб, сравнимый с заключением в тюрьму невиновного или освобождением убийцы.

Тем не менее, каждый день каждый Генеральный директор должен принимать решения по вопросам, которые могут причинить значительный ущерб, а также могут дать значительные выгоды. По аналогии с правосудием можно утверждать, что решением будет компромисс, но в управлении организацией мы можем, по моему мнению, решить конфликт совершать рискованные действия против не совершать рискованные действия.  Потому что организация может вынести решения, приводящие к некоторому ущербу, пока накопленный эффект от всех решений положительный. В случае с правосудием – это не так.

В предыдущих публикациях я уже упоминал концепцию «обоснованного разброса», означающий сравнение результата «разумно обоснованного пессимистического прогноза» с результатом «разумно обоснованным оптимистическим прогнозом», показывающее ущерб/выгоды каждого, и принятие окончательного решения, понимая, что реальные последствия в большинстве случаев окажутся между ними.

Система правосудия дает нам одно особенно важное понимание:

Вред для определенного потенциального результата может быть так велик, что мы должны обеспечить защиту любой ценой!

Концепция «выше любого разумного сомнения» означает, что вне зависимости от того, насколько ужасное деяние мог совершить подзащитный, мы не можем допустить вред от наказания невиновного.

Общее понимание состоит в том, что любое решение, которое может, пусть даже в относительно редких случаях, вызвать большой ущерб, должно быть отклонено. Если есть вероятность, скажем 5%, что обвиняемый невиновен (95% за то, что он виновен), то оправдание – будет правильным решением. Несправедливость, допущенная по отношению к человеку, воспринимается значительно сильнее, чем десятикратный ущерб обществу. Даже 1% сомнения обычно считается обоснованным.

Переводя это понимание в среду менеджмента:

Менеджеры должны провести красную линию потенциального ущерба от их решений и отклонять любое решение, которое может пересечь эту красную линию, вне зависимости, каковы его выгоды.

Люди, как правило, отличают потерю доллара и получение доллара, предпочитая не терять. При маленьких числах, эта коннотация ошибочна и подталкивает нас к неверным решениям. Однако, я бы отказался от принятия решения, которое может дать 100 миллионов долларов, а может привести к потере 10 миллионов долларов убытка, потому что ущерб для моей жизни от потери 10 миллионов долларов значительно больше, чем выгоды от получения 100 миллионов долларов. Для миллиардеров – это неверное решение, поскольку ущерб от потери 10 миллионов долларов для миллиардера значительно меньше, чем для меня.

Таким образом, в отличие от системы правосудия, которая не рассматривает баланс того, сколько виновных людей избегнут заключения в тюрьму, в менеджменте финансовое состояние организации – это важный параметр для оценки потенциального ущерба от решения.

Есть еще одно интересное открытие, проистекающее из юридической концепции обоснованного сомнения:

Суждение о том, существует ли обоснованное сомнение, — основано на интуиции!

Другим словами, не существует строгого метода определить оставляют ли доказательства место для обоснованного сомнения. Хотя процесс правосудия строго определен, слово «обоснованное» возлагает все бремя решения обвинения или оправдания на плечи человека и его интуицию.

В менеджменте существует тенденция преклонения перед математическими методами оптимизации, хотя и не так сильно, как в высших учебных заведениях, для которых оптимизация – это ключевая компетенция. Я думаю, нам следует научиться у системы правосудия, что на самом деле вам нужна интуиция, чтобы закрыть нехватку достоверной информации.

Однако, по моим наблюдениям, ни система правосудия, ни управленческие системы не обладают достаточными возможностями по обеспечению оснований для интуиции в вопросах сомнений и риска. Существует достаточно предубеждений, которыми мы, люди, руководствуемся при интуитивной оценке неопределенности/риска/сомнений. Профессор Канеман (Kahneman) указал на некоторые из этих предубеждений в своей книге «Думай медленно… решай быстро» (Thinking Fast and Slow)[i].  Лучшее понимание ключевых концепция и принципов Теории вероятности может помочь нам проанализировать конфликт (а не решать, опираясь на инстинкт), все также используя нашу интуицию, но контролируя ее с помощью принципов теории вероятности.

Я недавно прочитал статью адвоката, который также является профессором права в Израиле, который утверждал, что каждый элемент доказательств должен оцениваться отдельно и, если есть обоснованное сомнение в этой конкретной части доказательств, должен быть проигнорирован. Другими словами, по мнению этого профессора, нет дополнительного вклада в общее доказательство, при наличии обоснованного сомнения. Я категорически не согласен с таким подходом, который противоречит основной логике математики. Я пытаюсь найти связь между логикой и реальностью, когда нам не хватает информации, необходимой для математических и статистических моделей.

Тем не менее, математическая логика определяет концепцию «зависимости» и «независимости» между переменными, например, различными элементами доказательств или спрос в различных регионах. По моим наблюдениям в реальности существует слишком много случаев «частичной зависимости» между переменными, что означает – эффект от снижения риска за счет агрегирования по прежнему остается, но в меньшей степени, чем мы ожидаем. Понимание основной логики, что позволит нам улучшить влияние нашей интуиции, принесет нам большую ценность.

[i] Русское издание: Канеман Даниель. Думай медленно… решай быстро. М., АСТ, 2014 – прим. переводчика


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.