Опыт, сын ошибок трудных…

Опыт бывает разный. Хороший и плохой. Удачный и не удачный. Но при правильном подходе — всегда полезный.

Начиная свою профессиональную карьеру, я понятия не имел, что в конце концов стану управленцем, и что управление станет моей профессией.

Выпускник Московского геолого-разведочного института в лихом 1993 году, успевший будучи студентом поработать и брокером на товарной бирже, и управляющим бара, и продавцом на вещевом рынке, с дипломом горного инженера-геолога в отрасли, которая к тому моменту переживала 40% сокращение персонала, я начал с геодезиста на стройке. Разбивка осей, приемка котлованов, свайных полей, монтажа коробки и т.д. и т.п.

А потом стройка умерла в первый раз, и начались «лихие 90-е». Кем и где я только не работал и не подрабатывал. Самое ценное и полезное — оперуполномоченный отделения по борьбе с тяжкими преступлениями против личности, журналист делового издания, начальник планово-экономического отдела. Признаюсь честно — год работы по раскрытию  убийств и изнасилований меня чуть не сломал.

Нормальному человеку невозможно представить, как выглядит город с точки зрения опера «убойного отдела». Представьте: вы идете по городу и в КАЖДОМ подъезде, подвале, доме — труп. Город залит кровью, ну и прочими «отходами» убиения человека, с нормальными людьми почти не общаешься, так как пропадаешь на работе по 20 часов в сутки 6-7 дней в неделю. Как бы ты не сопротивлялся, ты день за днем, час за часом становишся «ментом», хорошо если «правильным ментом». И когда начал тащить «мента» домой, я понял, что надо уходить или отдать этой службе всю свою жизнь без остатка…

Из этого периода я вынес для себя бесценные навыки ведения жестких переговоров, «отлавливания» малейших признаков неискренности и противоречий, а еще навык по максимуму разделять работу и личную жизнь.

Примерно в то же время мне повезло встретиться с людьми, которые обратили мой интерес на человека и его взаимоотношения с обществом. Заинтересовали тем, что потом получило название социальные технологии. Удача, судьба или что-там-еще были на моей стороне. Потому что мне посчастливилось попасть в руки людей, учившихся у Щедровицкого, Альтшуллера — тех, кого в Союзе называли технической интеллигенцией, которые сегодня, к моему глубочайшему сожалению, являются «уходящей натурой». Сегодня, встреча с любым из выживших «могикан» — это редкостная удача, которая выпадает, увы, не каждому.

Я научился писать и рассчитывать бизнес-планы на заказ, проштудировал всю доступную литературу по маркетингу, менеджементу (эти слова тогда уже появились), научился проводить деловые игры и тренинги, стал игротехником.

С 1998 года начинается моя карьера управленца — я стал директором лаборатории социальных технологий и одновременно преподавателем в негосударственном ВУЗе, в которым в идеалистических традициях, мы пытались создать не столько теоретическу, сколько максимально практическую подготовку нашим студентам…

За это время я защитил диссертацию, стал деканом факультета… И все было бы просто замечательно, да вот только спустя 5 лет преподавания, я поймал себя на том, что вместо приведения примеров из реальной практики, начинаю прересказывать своим студентам книги и статьи других авторов… И я ушел…

Специалистом по организационому развитию в службу управления персоналом дочернего предприятия КамАЗа — КамазИнструментСпецмаша, бывшего ремонтно-инструментального завода, потом в отдел организационного развития материнской компании — заместителем начальника отдела, а после увольнения заместителя Генерального директора по управлению персоналом и организационному развитию ушел Директором по персоналу в ЗАО «Челны-хлеб»

А когда окончательно осознал, что тяготею к проектному режиму работы (есть задача — выполняем, заканчиваем ищем новую, не находим — расстаемся). Посмотрев по сторонам, увидел, что ближе всего находится консалтинг. И стал искать возможности по переходу в консалтинг. Ни про какое SbA (поддержку действием, «support by action») я тогда и слыхом не слыхивал…

На поиск ушло 3 года. Я отработал в компании ИНТАЛЕВ 5 лет. Пришел ассистентом консультанта и стал руководителем консалтинга Северо-Западного офиса. За это время выполнено более 30 проектов и проектиков (6 больших проектов и множество этапов и этапчиков). Проанализировав успешные и не очень проекты, в которых принимал участие, которыми руководил, я заметил одну закономерность: успешно завершались проекты, в которых на стороне Заказчика выступал человек заинтересованный в развитии компании — импрувер. А у многие проекты завершились неуспешно, потому что такого человека не было.

Сегодня достаточно много компаний, которым необходим человек, который бы стал связующим звеном между теми, кто продает консалтинговые услуги, и теми, кто их потребляет. Когда-то, если не ошибаюсь, Джек Уэлч сказал: «Половина денег, которые я выделяю на рекламу, тратятся в пустую. Проблема в том, чтобы понять — какая…»

По моему глубокому убеждению, в покупке консалтинговых услуг ситуация такая же. Поэтому НА СТОРОНЕ ЗАКАЗЧИКА должен быть человек, который способен определить какие консультанты и в каких формах и объемах необходимы компании.

Именно эту нишу я и намерен занять сейчас.


5 мыслей о “Опыт, сын ошибок трудных…”

  1. А я прихожу к мнению что все утыкается в веру. Есть человек продуцирующий веру настолько сильную что привлекает к себе власть — движуха идет. Нет такого человека — пиши пропало. Никакие. Вообще никакие технологии не помогут.

    Ведь в конце концов все что случалось в истории серьезного всегда основывалось на вере.

    1. Роман, по моему глубокому убеждению, вера — это такая же технология… Точнее часть технологии управления и этому можно научиться. Знаю на собственном опыте

  2. Мысли о связующем звене — прямое попадание в мое настоящее мироощущение и состояние. Теперь я знаю, что это беспокоит и не дает спокойно жить тне только мне.

Добавить комментарий