«Причинно-следственный анализ – азбука практической логики» Перевод материалов блога Эли Шрагенхайма

Эли Шрагенхайм опубликовал материал на тему использования логического анализа в повседневной практике и взял для анализа ситуацию с управлением наличием в магазинах.

Вопросы упущенных продаж возникают постоянно из проекта в проект. И всегда остается вопрос: какой экономический эффект даст внедрение решения по обеспечению наличия.

Мы всегда честно говорим, что это зависит от того, насколько покупатели привержены тем или иным товарам, а также исходного состояния управления запасами.

Мне кажется, что Эли дает пищу для размышления над этими вопросами, хотя, вроде бы, ничего сверхнового и революционного он не говорит.

Как обычно, ссылка на оригинал и картинки из поста автора, которые в этот раз пришлось перевести на русский.

Читайте, комментируйте.

Ваш Дмитрий Егоров.

Ясное выделение причин, лежащих в основе нежелательных явлений, а также интерес о том какие следствия, желательные или нет, будут вызваны предпринимаемыми нами действиями, было частью ТОС с самого ее начала еще в начале 80-х. В начале 90-х д-ром Эли Голдраттом были разработаны несколько структурированных процедур, представленные в формате причинно-следственных деревьев, которые называются Мыслительные процессы. Я думаю, что пришло время осознать достоинства и границы применения логических утверждений в форме «Явление А» является причиной «Явления В» для управления организацией.
Я получил степень бакалавра по математике, которая использует предельно строгую логику. В нашей повседневной практике мы используем логику как для выявления причин наблюдаемых нами явлений, таки для размышления о том, что произойдет, если мы предпримем определенное действие. Однако, непросто так использовать логику в повседневной жизни, потому что она сочетается с эмоциями, которые вносят путаницу в строгую логику. Даже если мы изо всех сил стараемся оставаться в рамках предписаний логики, мы сталкиваемся с несколькими препятствиями. Одним из них, является способность отличать предположения о причинах и следствиях и действительные причинно-следственные зависимости. Мы, безусловно, испытываем огромные трудности при работе со скрытыми исходными посылками, что означает мы не знаем, что причинно-следственные зависимости только предполагаются и, совершенно не обязательно, соответствуют действительности.
Реальность нечеткая и включает большое количество переменных, оказывающих то или иное влияние. Чтобы жить в такой реальности, нам нужно упрощать картину, которую мы удерживаем в голове. Мы это делаем с помощью игнорирования многих переменных, исходя из предположения, что их воздействие слишком мало, чтобы принимать его во внимание. Выбор того, что мы будем игнорировать, является частью базовых исходных посылок, лежащих в основе логики причинно-следственных связей.
Чтобы понять ценность и границы применения причинно-следственного анализа, давайте предпримем и оценим следующую попытку понять практичные логические аргументы.
Кажется логичным заявить:
Если «Мы улучшим наличие товаров на полке с 80% до 90%», то «Продажи вырастут».
Всегда ли это утверждение верно? Существуют ли недостающие условия, чтобы причинно-следственная зависимость была реальной? Даже если это верно, можем ли мы определить насколько увеличатся продажи?
Первоначальное логическое объяснение состоит в том, что у нас не хватает 20% товаров, спрос на которые неудовлетворен, поэтому мы упускаем продажи. Если эти 20% будут в наличии, они будут продаваться в соответствии с органическим спросом на них.
Это утверждение показано на простой диаграмме:

Правая сторона представляет собой первоначальное утверждение, к ней добавлены некоторые дополнительные пояснения, почему упущенные продажи теперь не будут упущены. Овалы указывают, что две причины работают совместно.
Два разных замечания по вышеизложенной логике:
«Некоторые потребители могут купить те же самые товары в другом месте».  И «Потребители могут купить другой товар, вместо отсутствующего». Оба замечания направлены на стрелку причинно-следственной связи, связывающей отсутствие наличия товар и упущенные продажи, а также это явление, совместно улучшением результирующее следствие «Продажи растут».
Эти две оговорки проясняют вопрос. Причина улучшения сформулирована как «Мы улучшаем…», но кто такие «мы»? Это может быть менеджмент сети магазинов, местный менеджмент конкретного магазина или поставщик категории товаров. Каждый из ответов придает разное значению существующему состоянию и имеет собственные оговорки к сформулированному эффекту «Продажи растут». Если это поставщик определенных продуктов, то это означает «его продукты доступны только 80% времени», и то, что потребитель, который покупает замещающие товары, приводит к упущенным продажам. Если будет расти уровень наличия продуктов поставщика, то будет продаваться больше этих конкретных продуктов.
Вопрос «ясности» нетривиален. Для начала мы должны сделать выбор и разобраться с оговорками ясности. Я выбрал точку зрения магазина, и теперь должен разобраться с причинно-следственными зависимости, поставив под сомнение утверждение, что недостаточное наличие всегда приводит к упущенным продажам в магазине.
Когда потребители не находят конкретный товар, они могут купить аналогичный. В этом случае магазин не теряет продажи. В другом случае клиенты могут отказаться. В некоторых редких случаях клиент может уйти, что может означать потери продаж и других товаров. Таким образом, мы приходим к выводу, что часть продаж теряется из-за низкого уровня наличия, но прямые потери продаж меньше, чем расчетные средние продажи товара за короткий период времени.
Таким образом, сформулированное выше утверждение соответствует реальности, но его реальное влияние может быть низким. Мы хотели бы глубже погрузится в вопрос: когда потери продаж из-за низкого уровня наличия будут значительными?
Являются ли упущенные продажи одинаковыми для всех товаров?
Существуют два параметра, которые оказывают значительное влияние на потерю продаж в магазине, когда товар отсутствует. Первый параметр – это средний уровень ежедневных продаж, и второй – уровень лояльности клиента товару/бренду.
Быстро оборачиваемые товары, при их отсутствии, причиняют значительный ущерб не только от прямых упущенных продаж этих товаров, но и репутации магазина, это означает, что потребители могут в будущем найти другой магазин.  Логическое утверждение таково: если «отсутствует быстро оборачиваемый товар», то «многие потребители приходят в бешенство», что приводит к тому, что «некоторые постоянные покупатели ищут для покупок другой магазин», что приводит к тому, что «общие продажи значительно снижаются». Я добавил «значительно», чтобы отметить уровень общего влияния.
Но, поскольку «менеджмент знает о потенциальном ущербе для магазина от нехватки быстро оборачиваемых товаров», то мы ожидаем применения следующего явления «менеджмент концентрируется на поддержании прекрасного уровня наличия быстро оборачиваемых товаров».
Итак, мы можем придти к выводу, что, если «существующий менеджмент способен», то «отсутствующие товары не включают быстро оборачиваемые товары». Конечно, 20% отсутствующих товаров по-прежнему могут означать немаленькую потерю объема продаж средне и медленно оборачиваемых позиций. Вопрос насколько сильно остается открытым и даже более того: как существующий уровень нехватки товара влияет на репутацию магазина и на будущие продажи?
Таким образом, нам нужно глубже рассмотреть влияние второго параметра: лояльность конкретному товару/бренду. Явление «некоторые товары являются особенными для некоторых клиентов», приводит к явлению «некоторые покупатели формируют лояльность этому товару». Это явление вызывает «высока вероятность того, что некоторые потребители отказываются товары-заместители». Таким образом, если «товары, обладающие высокой лояльностью, часто отсутствуют», то «некоторые покупатели ищут другие магазины». Явление «товары, обладающие высокой лояльности, часто отсутствуют» также приводит к «наша репутация в отношении того, что мы храним на полке, снижается», что совершенно явно влияет на будущие продажи.
Сложность «лояльности потребителей товару/бренду» в том, что трудно проверить ее силу. Настоящий тест силы приверженности – это ее отсутствие и проверка будут ли расти продажи альтернативных товаров или нет.
Еще одна дополнительная оговорка в отношении основного утверждения, что улучшение наличия товаров на полке приведет к увеличению продаж: предполагается, что «большинство клиентов, входящих в магазин, точно знают, что они хотят купить». Если это явление не соответствует действительности, то для продаж важно, чтобы на полках было много товаров, которые имеют достаточный спрос. Факт, что на полке нет товаров, которые клиент запланировал купить, но есть другие товары, имеющие такую же вероятность быть проданными, не даст явного влияния на продажи. Товары, которые люди приходят посмотреть и затем делают выбор («когда я увижу, я узнаю»), должны управляться совсем другим способом, нежели обеспечение наличия конкретных товаров. Имеет смысл время от времени заменять их новыми товарами, пока не окажется, что конкретный товар становится хитом продаж, и для него выгодно обеспечивать наличие, потому что он оказался настолько привлекательным для клиентов.
Явление «У магазина много постоянных покупателей» оказывает влияние на значение понятия «наличия» для случайного покупателя. Магазин в крупном аэропорту обслуживает преимущественно случайных клиентов, поэтому отсутствие наличия товаров не влияет на будущие продажи. Если нет постоянных покупателей, то нет разницы между товарами, которые магазин вообще не продает , и товарами, по которым не обеспечено наличие. Это относительно небольшая проблема.
Есть много условий, которые мы рассматриваем как истинные без обдумывания: «мы живем в свободной экономике», «для большинства товаров существует большое количество конкурирующих вариантов выбора» и «существует достаточно покупателей в среднем классе, которые могут себе позволить покупать разнообразные продукты». Если мы попытаемся включить все условия «достаточности», мы никогда не придем к чему-либо полезному. С другой стороны, это открывает пути к совершению больших ошибок ввиду скрытных исходных посылок о том, что включать, а чего не включать в анализ. Нужна интуиция, чтобы остановить логический анализ, признавая верность «никогда не говори: я знаю» (открытие д-ра Голдратта). Другой аспект – это влияние неопределенности: не существует 100% причинно-следственных связей. Но причинно-следственная зависимость с вероятностью 90% или выше по прежнему крайне ценна.
В итоге в качестве резюме всех вышеизложенных аргументов мы получаем следующую  структуру. Не все ранее упомянутые явления отражены, это значит, что некоторые логические стрелки требует более детального описания, но в итоге вот так выглядит утверждение.

Мы по прежнему не можем определить насколько вырастут продажи, потому что это зависит от характеристики средне и медленно оборачиваемых товаров: сколько из них обладают, высокой покупательской лояльностью.  Если мы добавим к первоначальному явлению еще «Торговая сеть прикладывает маркетинговые усилия для того, чтобы распространять информацию о том, что сеть поддерживает высокий уровень наличия в каждом магазине», то можно ожидать более быстрого и сильного улучшения репутации и роста продаж.
В чем польза логического анализа?
Хотя у нас по прежнему есть только частичная картина, но это скорее всего лучше, чем картина основанная только на интуиции без какого-либо анализа.



Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.