Архив рубрики: Жизнеспособная система управления

Качество цепочек поставок – взгляд потребителя. Часть 2 – Среда “поставка под заказ”

Продолжение, начало здесь.

А теперь вспоминаем что у нас логистические цепочки работают в двух режимах это режим “под заказ” и режим “поставка на склад”, который в Теории ограничений называется управление запасами “для наличия” (там есть тонкости, о которых мы будем говорить, но на этом этапе мы не будем различать управление поставками “для наличия” и просто поставки “на склад”, на этом этапе это нам сейчас совершенно не важно). Сам показатель выполнения заказа в срок и в полном объеме универсально применим для обеих сред, но у каждой из них есть свои тонкости: при поставке “под заказ” наиболее важной характеристикой является своевременность выполнения заказ.

Напоминаю, что мы поставляем под заказ когда клиент либо готов ждать, либо у нас не хватает мощности и из всех наших клиентов мы поставляем только тем клиентам, которые готовы ждать исполнения заказа.

Взято из открытых источников

Это те “ждуны”, кто готовы дать вам время, которое нужно, чтобы выполнить заказ: скомплектовать, привести и так далее. Но что их сильно расстроит: если ваша поставка опоздает.

Они же на вас рассчитывают. Вы же договорились о каких-то сроках. И поэтому для среды управления поставками “под заказ” первым показателем, относительно которого мы меряем качество работы логистической цепочки с точки зрения нашего потребителя – это показатель уровень выполнения заказов в срок. Это половинка показателя OTIF.

И здесь есть одна ловушка, которая хорошо известна всем людям, которые выполняет проекты. В управлении проектами есть такая фраза: “Мы всегда выполняем проекты в срок, в последний, согласованный с клиентом, срок”. В процессе выполнения проекта мы его 28 раз перенесли, наконец-то договорились об окончательной дате, и вот под эту дату мы точно сделаем проект в срок.

Для логистических цепочек важно, чтобы он мерился не относительно последнего срока, а относительно первого объявленного клиенту срока.

Если вы пообещали клиенту, то вы должны привезти его заказ в срок или раньше. Привезти позже – это уже опоздание, даже если вы с клиентом договорились, позвонили и так далее. Для себя, для внутренней оценки собственных логистических цепочек, не надо себе врать: вы опоздали!

Единственное исключение, когда мы можем пересчитать обязательства относительно первичного срока, если клиент к вам обратился и сказал: “Друг, пожалуйста, у меня площадка не готова, мне некуда принять. Давай ты позже привезешь. Пусть у тебя полежит…” Вот это единственный случай, когда сдвиг сроков не влияет на показатель исполнения заказов в первый объявленный срок.

Обратите внимание, что показатель “в полном объеме” при поставках “под заказ” мы как бы берем “по умолчанию”: если у вас поставлен не полный объем, то нет смысла оценивать насколько вовремя выполнен заказ.

Если у вас возникает ситуация, когда заказ доезжает частями, то исполнение заказа мы оцениваем поо последней поставленной партии этого заказа. Не когда мы начали привозить, а когда мы закончили исполнять этот заказ.

Был у меня в опыте такой случай, когда мне поставщик говорит что у него срок 30 дней поставки. Мы на это рассчитываем, закладываемся, как обычно берем чуть больше, берем не 30 берем 45 дней, считаем под этот срок все буферы. Но выясняется, что самые ходовые позиции он поставляет не за 30 дней, а за 120. Ну а что, первая же часть этого заказа приехала за 30 дней.

Нет ребята!!!

Когда приехала первая часть никого не интересует, важно когда приехала последняя партия этого заказа, когда мы закрыли заказ. И отсюда, кстати, возникает целая куча проблем с учетом бэкордеров. Есть такая хитрость при поставках “под заказ”: мы отправили заказ поставщику, у него не все в наличии, он нам часть прислал, а про остальное сказал: это вот мы довезем в следующий раз, не создавайте нам новый заказ.

Так вот, пока последнюю партию заказа не привезли – срок заказа исполнение не наступил. Если вы ее не привезли с общим заказом, пообещали позже, то с этой даты вы просрочили заказ.

Почему?

Это ваши персональные трудности.

Итак, когда мы говорим про управление поставками “под заказ”, ключевым для нас является исполнение полного объема заказа и попадание в объявленный срок. Что значит заказ должен быть закончен срок или раньше.

Продолжение следует …

Оценка качества цепочек поставок. Точка зрения потребителя. Часть 1

В этой публикации я хочу поговорить о качестве поставок; что это такое, как померить?

Итак, что такое качественные цепочки поставок? Как померить качество цепочек поставок? С одной стороны простой, а с другой стороны – сложный вопрос.

Прежде, чем отвечать как что-то померить, хорошо бы сначала задаться вопросом: качество для кого? Потому что никто не владеет цепочками поставок индивидуально. Очень мало компаний, которые полностью владеют цепочкой поставок от начала и до конца. И то, когда я говорю “очень мало”, это о том, что я просто допускаю, что такие компании существуют, но мне неизвестны.

Подавляющее большинство компаний, которые работают с цепочками поставок, вынуждены взаимодействовать с кучей других организаций, которые оказывают транспортные, складские, юридические, финансовые и какие угодно еще услуги, в рамках которых, собственно говоря, цепочка поставок и функционирует.

И, соответственно, раз никто не владеет этими цепочками, то все их как-то используют, а значит что у нас несколько сторон для оценки качества работы цепочек поставок.

Давайте не будем усложнять, а скажем, что у нас две стороны. Первая сторона – это потребитель. Любая цепочка поставок заканчивается конечным потребителем, который потребляет все то, что мы с вами в эту цепочку запустили в самом начале. Поэтому первое, что мы должны с вами рассмотреть – это качество цепочек поставок, с точки зрения того, насколько хорошо цепочки поставок работают в отношении потребителей.

Если мы на это наложим еще одну предпосылку что вообще-то в любом месте цепочки поставок мы можем ее обрубить и сказать: вот досюда мы считаем потребителем, а дальше это уже что-то новое, новая цепочка поставок. Когда мы спрашиваем, как померить качество цепочки поставок с точки зрения потребителя, нам нужна, как обычно, одна цифра.

С одной цифрой как всегда проблема. Более того в русском языке у нас нет ни одного показателя, который бы для этого подходил. Поэтому заимствуем его наших у наших англоязычных не-друзей. У них есть хорошее понятие On Nime In Full (OTIF), которое можно перевести на русский как “в срок и в полном объеме”. Он описывает суть клиентоориентированности цепочки поставок.

Как всегда за любыми красивыми словами стоит достаточно простой набор действий. Я люблю спрашивать на обучении, что такое клиентоориентированность, и слушать ответы.

Чаще всего мне приходится слышать лозунги типа: предугадывать потребности, удовлетворять потребности и прочие благоглупости. Еще я сильно люблю фразу, которая звучит примерно так: клиент всегда прав.

Это неправильная фраза!

Клиент может быть не прав, если это не наш клиент. Когда мы что-то для кого-то делаем, мы прекрасно понимаем, для кого мы это делаем, кто является нашим (заимствуем формулировку у Алана Барнарда) клиентом мечты? То есть кому мы хотим продавать, с кем мы хотим работать? И вот это наш клиент! И для него мы делаем продукт. И наш клиент всегда прав, если он не прав – это не наш клиент.

Клиентоориентированность – это очень простая штука. Собственно говоря, чтобы быть клиентоориентированным нужно делать четыре вещи:

Первое: нужно поставлять продукт такого качества, которое нужено клиенту. Некачественный продукт клиенту не нужен, а за избыточное качество клиент, как правило, не готов платить. Поэтому любое качество выше требований клиента – за ваш счет! Поставляйте клиенту, то качество которое ему нужно. Напоминаю, что качество находится за пределами логистических цепочек. Это характеристика продукта, если у вас некачественный продукт, то никакие логистические цепочки вас не спасут. Здесь и далее мы будем говорить о продуктах достаточного качества.

Второе: поставлять в том количестве, которое нужно клиенту. Если клиенту нужна одна штука, а вы можете поставить только две коробки, то это не клиентоориентированность. Все ваши внутренние минимальные партии, экономически обоснованные партии поставки, партии производства и любые другие партии (а у производства это часто технологически обоснованный размер партии) клиента не интересуют, потому что клиенту нужно то количество, которое нужно именно ему.

Третье: поставлять в те сроки, о которых договорились. Дорога ложка к обеду. После того, как истек срок поставки, ваша продукция может быть никому уже не нужна.

Четвертое: поставлять за те деньги, о которых договорились.

Всё! Выполняем четыре пункта – мы клиентоориентированы.

Соответственно, качество логистических цепочек должно обеспечивать три из четырех пунктов клиентоориентированности. Оно должно обеспечивать нужное количество, в нужные сроки, за те деньги, о которых договорились.

Понятие On-Time-In-Full как раз об этом: в срок и в полном объеме. Считается очень просто: берем заказ, если в заказе чего-то не довезли, то ноль; если в заказе приехало что-то лишнее, то ноль; если заказ опоздал – тоже ноль. Ну а дальше очень просто: берем количество единичек и делим на общее количество заказов, которые вы выполнили. И вы получаете как раз этот самый показатель OTIF или процент заказов, которые выполняются в срок и в полном объеме.

Характеристика способности логистической цепочки выполнять все заказы в срок и в полном объеме и является характеристикой ее качества с точки зрения потребителя.

Продолжение следует ….

Сокращение жизненного цикла продуктов. Перевод фрагментов книги “The Race”

Я продолжаю знакомить вас с фрагментами книги “The Race”, которые произвели на меня большое впечатление. Напоминаю, что все это было опубликовано в 1986 году. Судите сами, насколько точными или ошибочными были предвидения авторов.

Слово Эли Голдратту и Бобу Фоксу:

Потребители не только настаивали на более высоком качестве, но они также жадно потребляют новые продукты. До 1970 мы привыкли покупать продукты, которые лишь чуть-чуть изменялись каждое десятилетие. По мере того, как мы входили в 70-е годы, новые продукты появлялись и принимались рынком со все более увеличивающимся темпом.

Мы испытали на себе головокружительный темп изменений, когда электроника пришла в ранее степенные продукты вроде часов и калькуляторов. Мы перешли от эпохи, когда хорошие часы служили всю жизнь и даже передавались по наследству следующему поколению, к одноразовому миру, когда мы покупаем новые часы при каждом улучшении в технологиях или смене моды. Калькуляторы превратились из громоздких механических и электрических машин с ограниченными возможностями в миниатюрные электронные чудо-устройства, соперничающие с ранними компьютерами. Вместо того, чтобы быть запертыми в офисах, калькуляторы теперь находятся почти в любом кошельке, бумажнике или школьном ранце. Логарифмическая линейка стала музейным экспонатом.

Сокращение жизненного цикла продуктов не ограничивается только потребительскими товарами. Оно повлияло на каждую производственную организацию. Даже проверенный временем продукт вроде 2х4[1] во многих зданиях был замещен оцинкованными стальными конструкциями. Давление к выпуску новых продуктов не может быть обеспечено нашими обычными методами разработки. Нам пришлось разработать компьютеризированные средства разработки и конструирования, чтобы справиться с постоянно увеличивающимся давлением по выпуску новых продуктов. После 1980 требования рынка и увеличившиеся возможности по разработке сократили жизненные циклы до нескольких лет.

Сегодня мы находимся в таком времени, в котором, если компания опаздывает вывести на рынок новый продукт на шесть или девять месяцев, то она рискует потерять весь рынок целиком. Конечно, жизненные циклы большинства продуктов снова сократились. Мы можем только догадываться от том, какой сегодня жизненный цикл у продуктов. Мы узнаем об этом завтра.


[1] Примечание переводчика: стандарт строительства деревянных каркасных домов из доски 50х200 мм

Стремление к качеству. Перевод фрагментов книги “The Race”

Публикую следующий фрагмент из книги Голдратта и Фокса “Гонка”.

Дисклеймер: я буду переводить только те фрагменты, которые будут мне интересны. Большая часть книги посвящена краткому изложению подходов Теории ограничений по состоянию на 1986 года, которые подробно изложены в других публикациях и были позднее уточнены. Меня в этой книге в первую очередь интересует обоснование необходимости изменений, как оно виделось с позиции западного человека и консультанта.

Слово авторам:

Стремление к качеству

Качество – это вероятно самый лучший аспект этой гонки, который позволяет нам понять, его влияние на рынок. Вплоть до 1970 года, мы использовали слово “выход продукции” (yield) для того, чтобы измерять качество. Мы фокусировались на том, сколько качественных единиц продукции получилось из сырья и материалов, которые мы запустили в производство. Сама эта терминология показывать, что, скорее всего, более 10% единиц продукции были бракованными. Сейчас мы используем понятие “выход продукции” только по отношению к запуску новых процессов и продуктов, когда мы знаем, что начальные потери будут высокими.

В течение 70-х годов наша терминология изменилась. Мы приспособили слово брак (буквально на английском – scrap значит “лом”), чтобы сместить наш фокус с качественных изделий на дефектные. В результате произошли улучшения и наши потери снизились ниже 10%. В 1980 мы осознали, что даже улучшенный уровень качества – недостаточен. Мы начали терять рынки, потому что конкуренты поставляли продукцию высочайщего качества. Классический пример – это проникновение японских производителей на американский рынок автомобилестроения. Изначально потребителей привлекало обещание низких затрат, экономичных перевозок. Как только они привыкли к качеству и надежности японских автомобилей, на рынке установился новый стандарт потребления. Из-за недостаточного качества американские производители автомобилей потеряли свою долю рынка и вскоре осознали, что улучшение качества является важным, если они в принципе хотят оставаться в этом бизнесе. На сцену вышли лозунги типа “Качество – задача номер один” и “Качество – главное в работе”, обозначая стремление к снижению уровня брака ниже 1%.

Сейчас наша терминология снова изменилась, чтобы быть в состоянии отражать еще более высокий уровень качества, который требуется рынком. Мы начали говорить говорить в терминах “ноль дефектов”. Величину этого изменения можно увидеть в новых показателях, которые представлены японскими компаниями, чтобы оценивать прогресс на пути к этой цели: количество бракованных изделий на миллион. Количество бракованных изделий на миллион – это наша цель в области качества выросла до уровня четырех бракованных заказов на отрезке в 15 лет. Мы наблюдаем беспрецедентное ускорение в гонке за высокое качество. Но качество не единственный аспект нашей гонки.

Производство, как источник качества жизни. Перевод фрагментов книги “The Race”

Я, наконец-то, добрался до того, чтобы открыть книгу Эли Голдратта (Eliyahu M. Goldratt) и Роберта Фокса (Robert E. Fox) “Гонка” (The Race) и понял, что мне будет, что публиковать несколько недель подряд. :)

Надо отметить, что книга издана в 1986 году, после выхода книги “Цель”. Строго говоря, это даже не совсем книга, это скорее сборник слайдов, с небольшими текстовыми вставками.

Авторы пишут во Введении, что основные мысли можно понять, просто просматривая картинки, но, если читать сопровождающий текст, то их можно понять лучше.

Если “Цель” – это бизнес-роман, то “Гонка” – это комикс, с основными идеями, которые были сформулированы Голдраттом в процессе внедрения улучшений. Это попытка донести информацию до нечитающей аудтории.

Первое же прочтение текста вызвало у меня непреодолимое желание познакомить своих подписчиков и читатлей с отрывками из этой книги. Я не буду переводить всю книгу целиком. Но познакомлю вас с отдельными фрагментами, которые мне показались интересными. Также я не буду комментировать и демонстрировать собственное мнение.

Еще раз напомню: КНИГА ОПУБЛИКОВАНА В 1986 ГОДУ.

Слово авторам книги “Гонка”:


Книга «Гонка» о наших стандартах жизни и о том, как мы можем их улучшить. Сегодня в западном мире мы сталкиваемся с реальной угрозой, что может произойти обратное. Эта угроза не только для нас. Если наши стандарты жизни снизятся, то это неблагоприятно повлияет на всех на планете.

Как источник, так и решение проблемы лежат в одном и том же месте – в производстве. Производство было главным генератором благосостояния в нашем индустриализированном мире. Эта способность генерировать благосостояние создала наше благосостояние на зависть всему остальному миру. Если мы продолжим терять нашу производственную базу, а мы ее быстро теряем, то мы и все остальные, безусловно, будут жить хуже…

Мы теряем доминирующую позицию?

Промышленная революция началась в Англии и в последующие годы распространилась по Европе и Америке. С самого начала западные страны удерживали доминирующую позицию почти во всех типах производства. Мощь этих отраслей создала наш стандарт жизни, которому завидуют во всем остальном мире.

В последние 15 лет произошли драматические изменения. В 1970 стало очевидно, что мы утратили доминирующую позицию в промышленности “с дымовыми трубами” вроде производства стали, цветной металлургии и текстиля. Наша доля мирового рынка снизилась, а заводы закрылись из-за конкуренции с Востоком. Мы думали, что смерть этих отраслей произошла из-за дешевой рабочей силы и современного оборудования наших конкурентов.

Пять лет спустя, исчезло наше доминирование в производстве бытовой техники и электроники, по мере того как нас затопили стереопроигрыватели, телевизоры, СВЧ-печи и другие товары из Японии и других восточных стран. В этот раз мы обвинили в наших потерях демпинг и копирование наших продуктов.

В 1980, когда гордость нашего производственного совершенства, автомобилестроение явно оказалось под угрозой, мы начали понимать, что проблема на самом деле серьезна. Пока мы находим дополнительные причины для того, чтобы объяснять наши проблемы, вопросы нашей конкурентоспособности становятся широко распространенными.

Мы думали, что в области высоких технологий и разработки новых продуктов, мы все еще находимся в безопасности. Но сейчас мы знаем, что даже эти ниши не являются защищенными. В 1985 мы потеряли лидерство в производстве микрочипов, которые являются сердцем информационной эры. Сейчас есть сигналы, указывающие на то, что аэрокосмическая отрасль будет следующей, где мы утратим лидирующую позицию. Даже теплого безопасного одеяла Министерства обороны может оказаться недостаточно, чтобы защитить эту отрасль после 1990 года.

За 15 коротких лет мы увидели беспрецедентное изменение владения отраслями, от заводов “с дымовыми трубами” до высоких технологий. Последствиями для нашего экономического благополучия и стандартов жизни стало начавшееся их снижение. Пора понять, что этот резкий сдвиг не является результатом тривиальных причин или оправданий, к которым мы привыкли. Он происходит в силу беспрецедентной гонки во всех аспектах производства. Давайте рассмотрим некоторые из них, чтобы понять ускоряющийся темп гонки за конкурентное преимущество.

Продолжение следует …..

Как выбирать способ управления цепочками поставок

Итак предыдущем посте мы с вами коротко проговорили о том, что у нас любая логистическая система может работать в одном из двух режимов : первый режим – закупки “на склад” второй режим – это поставка “под заказ”.

Мы сейчас, еще раз повторюсь, говорим только логистических системах, связанных с закупками. Мы не будем трогать системы, связанные с производством, хотя это очень похожие вещи, мы все-таки больше будем говорить про закупочную логистику.

И тут возникает вопрос: а кто определяет как должна работать наша цепочка?

Здесь нам вольно-невольно придется коснуться классификации ограничений, которая существует в рамках Теории ограничений.

Она не общепринятая, но хорошо устоялась.

Все виды ограничений, которые существуют в природе, мы можем классифицировать на три большие группы:

Первая самая простая и самая понятная. С нее мы всегда начинаем разбирать ограничения. Эта группа называется “ограничение мощности”

Ограничение мощности – это состояние когда у нас есть ресурс который не в состоянии обеспечить нам требуемую мощность, чтобы удовлетворить имеющийся у нас спрос.

Когда у нас в течение какого-то времени есть спрос, а мощности чтобы реагировать – нет. Это могут быть люди, это могут быть склады, это может быть транспорт, это могут быть деньги… Любой ресурс может в этом случае выступить ограничением. И хотели бы, да не можем.

Второй класс ограничений, находящихся на другой стороне, – это ограничение рынка.

Ограничение рынка – это ситуация, когда у нас нет больше спроса на то, что мы можем закупить, произвести, поставить. Просто мы уже продаем почти всем, кому надо.

Считается, что если у вас больше 50% рынка, то вам особо расти некуда, потому что каждый дополнительный процент обходится вам очень дорого. Это не обязательно, но чаще всего это именно так: если у вас достаточно большая доля рынка – расти вам некуда, и значит вы уперлись в ограничение рынка. Ограничение рынка – это когда компания не может получить заказов на такой объем, который требуется для обеспечения необходимого темпа роста.

Третья большая группа видов ограничений – это ограничение времени, которое формулируется следующим образом: время терпения клиента короче, чем время которое требуется компании для удовлетворения спроса клиента, для выполнения его заказа.
То есть мы не успеем никаким образом физически выполнить заказ клиента за то время, которое он готов ждать.

Самый яркий пример, который мы здесь можем рассмотреть (и он известный, банальный, всегда повторяется) – это пример про то, что девять женщин не родят нам ребенка за один месяц. Это физически невозможно!

И вот эти три типа ограничений, которые у нас существуют. И они существуют не в безвоздушном пространстве.


Очевидно, что любая коммерческая компания рано или поздно упрется в ограничение рынка. Как бы вы не добавляли мощность, как бы и что бы вы не делали, на земле живет 8 миллиардов человек, если вы удовлетворяете потребности хотя бы четырех миллиардов, то скорее всего вы упретесь в ограничение рынка. И это первичное и самое главное ограничение, с которым сталкивается любая коммерческая компания.

Но из этого всего большого рынка всегда есть доля тех, кто не готов ждать. Это та самая часть рынка, которая создает нам активное ограничение времени. При этом, если у нас не хватает мощности, чтобы покрыть весь спрос, который компания может получить за то время, которое ей нужно чтобы выполнить эти заказы, то вы вообще не можете обеспечить мгновенную реакцию.

А у нас есть один базовый способ обеспечения мгновенной реакции компании – это хранить запасы! Если вы находитесь в ситуации, когда вашим активным ограничением является ограничение времени, ваши клиенты не готовы ждать столько времени, сколько вам необходимо, чтобы выполнить их заказ, то есть единственный способ, которым вы можете обеспечить охват этого рынка: вы должны создать запасы, чтобы обеспечить мгновенную доступность, но если у вас не хватает складов, денег, транспорта, чтобы это закупить и куда-то положить, то вы попадаете в ситуацию ограничения мощности.

Если у вас не хватает мощности, то вы не можете обеспечить соответствующий уровень запасов!

И из всего рынка у вас остаются только те клиенты, которые готовы ждать: это либо самые бедные клиенты, которые не могут себе позволить более дорогой товар и готовы ждать чтобы получить дешевый товар, либо самые богатые, которые хотят получить что-то, чего больше ни у кого нет. А большая часть, самая массовая часть рынка у вас в этом случае теряется.
Так вот, вследствие этого, ваш выбор способа управления логистической цепочкой от вас не зависит!

Если вы находитесь в ситуации, когда у вас действующее ограниченея времени, то вы должны с помощью своей закупочной логистики обеспечивать наличие запасов. Вы должны обеспечивать хранение запасов. Вы будете работать с закупками “на склад”, поставками “на склад” и производством “на склад”.
Если у вас не хватает мощности, то вы будете возить только “под заказ”, потому что наличие вы обеспечить не в состоянии.
И еще одно важное следствие из всего того что я сейчас рассказал: не надо хранить запасы, если ваши клиенты готовы ждать.

И только ситуация ограничения рынка никак не покрывается логистическими решениями…

Резюмируем:

Если вы работаете на рынке, на котором клиенты не готовы ждать, то ваша логистическая цепочка должна обеспечивать мгновенную реакцию, то есть хранить запас. Вы должны управлять запасами в цепочке поставок, обеспечивая постоянные наличие.

Если ваши клиенты готовы ждать, то вам не нужно обеспечивать наличие и нужно поставлять “под заказ”.

В реальности бывает чуть-чуть сложнее, потому что цепочка поставок достаточно длинная. Она интегрируется, и у нас, на каких-то участках цепочки поставок, мы должны обеспечивать наличие и хранить запасы, а на каких-то участках мы можем поставлять “под заказ” и зависит это, в первую очередь, от времени терпения наших клиентов.

Почему “движители” ТОС называются “логистическими решениями”

В рамках Теории ограничений, грубо говоря, выделяется два больших блока:, которые Эли Шрагенхайм обозначил как Малая Теория ограничений и Большая Теория ограничений, где к Малой Теории ограничения относится всякого рода логистические решения, а Большая Теория ограничений – это все то что связано с разработкой сложных решений (сюда попадают в первую очередь мыслительные процессы Теории ограничений). Голдратт называл логистичекие решения “движителями” ТОС.

Так вот почему же Малая Теория ограничений это в первую очередь логистические решения?

Ну естественно прежде чем использовать понятие мы должны его как-то определить Я как человек привыкший работать со словами полез в словари и обнаружил одну интересную историю: в Советском Союзе такого понятия например вообще не существовало

Нет само слов существовало, в Большой Советской Энциклопедии есть статья «логистика», в которой мы можем прочитать следующее: «логистика, от греческого логистике, – искусство вычислять рассуждать. 1) синоним (несколько архаический) терминов математической логики; 2) наименование этапа в развитии математической логики представленной работами Бертрана Рассела и его школы, в античной математике логистикой называлась искусство вычислений и геометрических измерений и противопоставлялась так называемой теоретической математике»

Вот такая забавная история кто-то имеет напоминает детскую песенку: «ведь такого не бывает: жопа есть, а слова нет».

Сейчас у нас появилось слово, не только явление но и слово, и я пошел ковыряться в источниках, что же такое у нас «логистика»?

Ну давайте пробежимся по определениям. Как вам такое:

Логистика это интегральный инструмент менеджмента способствующий достижению целей организации бизнеса за счет эффективного управления материальными или сервисными потоками, а также сопутствующими ми потоками документов информации и финансов.

Нравится? У меня еще есть:

Логистика – это научное направление, связанное с разработкой рациональных методов управления материальными финансовыми и информационными потоками

Логистика – это наука об управлении и оптимизации материальных потоков и связанных с ними информационных и финансовых потоков в определенной микро или макроэкономической системе для достижения поставленных перед ней целей.

Ну и есть еще, побольше:

Логистика –  это интегральный инструмент менеджмента, способствующий достижению стратегических тактических или оперативных целей организации бизнеса за счет эффективного, с точки зрения снижения общих затрат и удовлетворения требований конечных потребителей к качеству продуктов и услуг, управления материальными а также соответствующими потоками информации и финансовых средств.

 Ну и такого рода определений я могу найти довольно много.

И когда ты спрашиваешь у человека «ты кто?», он говорит – «логист». Сразу возникает вопрос: а чем ты занимаешься?

У нас есть, например, во многих компаниях такая должность «директор по логистике».  Как по названию этой должности можно определить чем человек занимается?

Я не знаю, потому что наполнение этой функции может быть каким угодно, потому что под логистикой мы понимаем:

  • управление складскими запасами то есть количеством товаров материалов готовой продукции полуфабрикатов на складах
  • транспортировку всего этого хозяйства а также способы доставки выбор этих способов доставки это тоже логистика – транспортная логика
  • А еще у нас есть производственная логистика которая по сути определяет маршруты движения заказов на производственной площадке
  • а еще у нас есть таможенная логистика и так далее и так далее и так далее и так далее

Поэтому когда мы говорим о том, что такое логистика возникает необходимость ее определить,  так же как со словом «эффективность» (но это желающие в книжках могут почитать). У нас тут же возникает вопрос: мы о чем вообще говорим?

Mы будем говорить о логистике как о системе управления товарно-материальными потоками, которые двигаются от поставщиков к потребителям. При этом мы не будем пытаться охватить необъятное, а будем пытаться говорить только об одной составляющей, а именно: о закупочной логистике. То есть мы будем говорить о том как нам обеспечить закупку, доставку и реализацию отгрузку товаров, сырья, готовой продукции в рамках цепочек поставок. Мы постараемся посмотреть на цепочки поставок как на некое интегральное образование.

И если мы об этом договорились, то тогда нужно сказать еще один момент: все логистические системы могут функционировать в одном из двух режимов: это поставка под заказ (закупка под заказ, производство под заказ, дистрибуция под заказ) и второй способ функционирования логистической системы – это поставка на склад. И поставка на склад – это управление запасами в целях обеспечения наличия.

Зачем нам вообще нужно хранить запасы в цепочке поставок? Мы к этому вопросу вернемся, когда будем говорить о типах ограничений, которые у нас существуют в логистических цепочкках, будем говорить о том, в какой ситуации мы должны поставлять “под заказ”, а в каком в какой мы должны обеспечить запасы.

А сейчас давайте попробуем озадачиться вопросом, а что является характеристикой качества работы логистической системы, и что во всех определениях, которые мы с вами уже рассмотрели выше, является общим.

Если мы посмотрим все эти определения, то во всех этих определениях есть одно слово, которое повторяется из определения в определение. Это слово – “поток”. По сути логистика – это наука (или искусство – как вам больше нравится) управления потоками. А из Теории ограничений мы знаем, что если у нас есть поток, то в этом потоке обязательно будет ограничение. Именно поэтому подходы Теории ограничений как эффективны в области управления логистическими решениями.

POOGI и управление запасами

Марку Твену приписывают фразу: «Нет ничего проще, чем бросить курить — я сам это делал тридцать раз». Эта гениальная фраза описывает практически любую ситуацию по созданию долговременных и сохраняющихся улучшений.

Получение быстрого результата, безусловно, вдохновляет, но результат мало получить, его нужно удержать. И именно повторяющееся воспроизведение результата с требуемым качеством и является характеристикой системы управления компанией. Какой бы совершенный инструмент вы ни внедрили, если после его внедрения вы перестанете контролировать его адекватность окружающей вас реальности, он неизбежно превратится в исторический артефакт.

Доктор Голдратт говорил, что вчерашнее решение сегодня становится историческим курьезом. Все решения ТОС построены таким образом, чтобы давать быстрый и значительный результат. Внедрение решения управления наличием в цепях поставок способно дать заметный эффект на горизонте три-пять сроков пополнения. Однако история внедрений знает случаи, когда хорошие решения спустя какое-то время после внедрения забрасывались. Причины были разные, но основная — внедрили и забыли.

Между тем стандартная структура любого решения Теории ограничений предполагает следующие разделы:

  • Установка (mindset) — понимание существующей реальности, конфликтов, управляющих этой реальностью, а также направления их разрешения.
  • Получение быстрого результата — срываем «низко висящие плоды». Это самый любимый внедренцами этап, когда практически сразу после начала внедрения мы начинаем наблюдать улучшение ситуации.
  • Процесс непрерывного улучшения (в Теории ограничений обычно используется аббревиатура POOGI — process of on-going improvement).
  • Капитализация конкурентного предложения — разработка и распространение «предложения ценности» для значимых сегментов рынка.

Собственно, POOGI — это полный аналог кайдзен в бережливом производстве. Процесс непрерывного улучшения — это поиск возможностей для улучшения существующей ситуации, необязательно — крупных возможностей, часто это небольшие, осуществляемые шаг за шагом улучшения, позволяющие совершенствовать качество работы нашей системы.

Во всех решениях Теории ограничений, которые посвящены управлению наличием в цепях поставок, раздел Процесса непрерывного улучшения включает в себя четыре действия (инъекции)[1]:

  • Причины проникновения в «красное» фиксируются и регулярно (еженедельно) анализируются.
  • Проводится мониторинг мощностей с целью своевременного обнаружения возникновения ресурсов с ограниченной мощностью (CCR) и соответствующего управления мощностями.
  • Ассортимент предлагаемых товаров регулярно проверяется и регулируется с целью удовлетворения потребностей локальных рынков и обеспечения прибыльности.
  • Разрабатываются предложения ценности, основанные на логистических преимуществах.

[1] Инъекция — 1) утверждение, условие или действие, предлагаемое в качестве средства превращения нежелательных явлений в желательные через цепь причинно-следственных связей и отраженная в Дереве Будущей Реальности (ДБР); 2) утверждение, условие или действие, которое опровергает одну или больше исходных посылок, лежащих в основе взаимосвязи между целью и требованиями, требованиями и предпосылками или двумя предпосылками в «туче»; 3) утверждение, условие или действие, которое помогает преодолеть или отсечь ветви негативных последствий; 4) элемент решения, который состоит из нескольких инъекций. — THE TOCICO DICTIONARY. Second Edition, 2012 © TOCICO.

Как часто нужно запускать Динамическое управление буфером?

Ну и последний вопрос посвященный Динамическому управлению буфером.

Как часто следует проводить оценку адекватности установленного уровня буфера?

Если мы говорим про работу с автоматизированной системой управления запасами, например NET Stock, то в ней предусмотрен механизм анализа необходимости изменения ЦУБ, и если такие буферы выявляются, то для пользователя создается задача, информирующая его о необходимости проверить и подтвердить или отменить рекомендации автоматизированной системы. В этом случае ДУБ работает в фоновом режиме и задачи по изменению возникают автоматически. Со временем, настроив уровни чувствительности, «шум» практически исчезает, и сам вопрос снимается: Динамическое управление буфером отрабатывает по потребности.

Но если у вас нет системы, которая бы могла выполнять эту работу автоматически, то можно дать следующие рекомендации:

При коротких сроках пополнения процедуры Динамического управления буфером следует запускать хотя бы раз в два срока пополнения, а при длительных сроках пополнения Динамическое управление буфером должно быть отработано перед каждым формированием заказа поставщикам.

Динамическое управление буфером. Управление запасами в промоакциях

Промоакции отличаются от обычных сезонных пиков спроса только тем, что этот пик — самоинициированный. Это значит, что его размах, сроки начала и продолжительность определяются нашей компанией. И если уровень всплеска относительно «обычных» продаж — величина все-таки вероятностная, тем не менее опытным путем она может быть установлена. Еще одна особенность промоакций — это провал продаж продукции, участвовавшей в акции после ее завершения в силу того, что в процессе акции потребители, подталкиваемые сниженными ценами, приобретают избыточное количество, которое должно быть потреблено.

Мы не будем разбирать вред от акций, просто порекомендую к прочтению материал по ссылке[1].

Здесь мы коротко остановимся только на вопросах, касающихся Динамического управления буфером.

Первая и основная проблема управления запасами при проведении промоакций — это несогласованность между отделом маркетинга или рекламы и подразделениями, управляющими цепью поставок. Творческие рекламисты и маркетологи часто просто забывают проинформировать заблаговременно закупщиков и производство об ожидающейся акции.

Если этот информационный разрыв в компании закрыт, то дальше техника предельно проста:

  1. Определяем дату начала промоакции.
  2. Даем прогноз изменения спроса, вызванный промоакцией (например, смотрим на графики потребления при проведении предыдущих акций).
  3. Устанавливаем временный ЦУБ для всех мест хранения, участвующих в акции.
  4. Пополняем все эти места хранения до полного буфера. ВАЖНО: весь запас должен находиться в местах продаж к моменту начала акции.
  5. Начинаем акцию и следим за рекомендациями Динамического управления буфером.
  6. Возвращаем ЦУБ в исходное состояние.
  7. Подводим итоги проведения промоакции.

Хотелось бы чуть-чуть подробнее остановиться на пункте 5 и словосочетании «следим за рекомендациями Динамического управления буфером». Я раз за разом повторяю, что все наши прогнозы носят вероятностный характер, и мы можем ошибиться в оценке спроса. Как правило, в промоакции спрос достигает своего пика в первые же дни, а затем идет на спад. Учитывая это, установлено общее правило, которое можно описать так:

Мы устанавливаем ЦУБ на начало акции и пополняем запасы до ЦУБ. Примерно через половину времени акции мы снижаем уровень ЦУБ до середины между «старым» (предакционным) уровнем ЦУБ и ЦУБ, а на момент окончания акции мы возвращаем ЦУБ в исходное положение. Но… если ДУБ во время проведения акции рекомендует нам увеличивать буфер, то мы НЕ СНИЖАЕМ ЦУБ.

Все остальные правила остаются неизменными.


[1] Эли Шрагенхайм. Промоакции — вредная привычка с длительными последствиями. http://egorovde.ru/archives/1546